03. О памятных встречах в Австрии. Техцентр в Пловдиве — Воронцов Всеволод Иванович

Интервью с заместителем Министра внешнеэкономических связей Всеволодом Ивановичем ВОРОНЦОВЫМ

 

Когда я позвонила Всеволоду Ивановичу,
кадровому работнику МВТ СССР
и  заместителю Министра МВЭС СССР,
то и не могла предположить, насколько
интересным получится наш разговор.
Тем более, что он, в  основном, коснулся
периода работы П.А.ГРИТЧИНА в Австрии. Поразила
ясность ума и четкость памяти
Всеволода Ивановича.

Как будто он рассказывал не о событиях  полувековой давности…

Я представилась как дочь П.А.Гритчина;  он меня сразу  вспомнил и по работе в Министерстве.

 

        В.: Уважаемый Всеволод Иванович! В связи со 100-летием со дня рождения П.А.Гритчина, Торгпреда в Австрии, ФРГ и Болгарии, первого председателя В/О «Автоэкспорт», Председателя В/О «Трактороэкспорт» мы собираем информацию у соратников, сослуживцев, кадровых работниках МВТ тех  лет о встречах, совместной работе и т.д. с Петром Александровичем. Вам доводилось работать или встречаться с  ним во время работы в системе МВТ?

        О.:  Работать нам вместе не довелось, а вот несколько встреч припоминается… Первый раз я увидел Петра Александровича в Австрии, в период его работы в качестве начальника УСИА (Управление советским имуществом в Австрии).  Я в ту пору работал директором нефтяного промысла «Адер Клаа»,  что в 15 км от Вены. Советское нефтяное управление не входило в состав УСИА, хотя и та, и другая структуры работали с использованием немецких активов.

Так вот, я впервые увидел Петра Александровича играющим в волейбол – крепкий, мускулистый мужчина. Ну прямо – атлет! Играл он азартно, заводил и других игроков. И, конечно, любил  побеждать.

        В.: Всеволод Иванович, не могли бы Вы поподробнее рассказать о хозяйственной деятельности в Австрии  в те годы?

О.: Напомню, что сразу после войны территория Австрии была разделена на 4 зоны, и союзники по Второй мировой войне держали в стране свои войска, а в Вене ежемесячно производилась смена караула. Предприятия, находившиеся в советской оккупационной зоне, работали под началом советских управляющих.

Наш нефтяной промысел  — «Адер Клаа» — сначала производил 450 тыс. тонн сырой нефти в год, а к моменту подписания Мирного договора о воссоединении Австрии и выводе  войск союзников в 1955 году  – 3,5 млн. тонн сырья, которое перерабатывалось в топливо и реализовалось в Австрии и  др. европейских странах. Валютной выручки только от нашей скважины хватало на содержание  советских войск, стоявших в Вене, Бадене и др. городах Советской зоны.

УСИА держало под контролем много австрийских промышленных предприятий, которые производили и машинотехническую продукцию, и товары широкого потребления. За успешную работу, по славным советским традициям, особо отличившихся австрийских работников направляли по линии УСИА в Советский Союз – на отдых.  Кстати, австрийцы вовсе не считали нас «оккупантами» и относились очень лояльно, в том числе на бытовом уровне.*)

Перед отъездом таких групп, в УСИА проводились общие собрания отъезжающих, там я познакомился (сопровождая австрийцев-нефтяников со своей скважины «Адер Клаа») и с заместителем Петра Александровича – Анатолием Крутько. Как и свой начальник, А. Крутько прекрасно знал немецкий язык и инструктировал будущих туристов с юмором и большой выдумкой.

Очень печально, что  А Крутько  в 1966 году  разбился в авиакатастрофе в а/п «Шереметьево» (ТУ-144 не смог 17 февраля подняться в воздух из-за снежных заносов), когда он возглавлял делегацию МВТ, направлявшуюся в Конакри.  Вся делегация (5 человек) погибла, разбились также еще 16 человек из пассажиров и  членов экипажа…

        В.: Всеволод Иванович, а как сложилась Ваша  дальнейшая судьба после Австрии — уже в Министерстве? Вы ведь возглавляли В/О «Машиноноэкспорт», помните историческую реорганизацию в МВТ 1966 года?

        О.:  До должности председателя В/О еще было далеко, но работал я, действительно, в В/О»Машиноэкспорт». Там, под руководством А.Крутько, который вернулся из ГДР, проработав там Торгпредом 8 лет, я вырос до заместителя председателя, а потом и председателя Объединения.

А 1966 году в МВТ была проведена реорганизация, после которой мы с Вашим Батей шли  некоторое время «параллельным курсом». Это была исключительно эффективная реорганизация, направленная на развитие экспорта машинотехнической продукции (не в пример разрушительным трансформациям, сотрясавшим Министерство в  90-х годах). Было создано два экспортных главка в центральном аппарате Министерства: один —  по экспорту машин и оборудования, в этот куст входили вновь созданные В/О «Автоэкспорт», который возглавил Ваш Батя, В/О «Трактороэкспорт», В/О «Авиаэкспорт» и др.; а мое Объединение подчинялось другому главку, который курировал тяжелое машиностроение.

Душой реорганизации, идеологом и локомотивом всей дальнейшей работы за завоевание внешних рынков с целью структуризации экспорта СССР в пользу машинотехнической продукции был Николай Николаевич СМЕЛЯКОВ, заместитель Министра внешней торговли, бывший директор заводов в Коломне и Красное Сормово (Н. Новгород).

Эта плеяда руководителей знала промышленность, ее проблемы и чаяния не на словах, а на деле. Дел было невпроворот, но результаты нас сильно воодушевляли!

В ту пору мы как-то встретились с Петром Александровичем на приеме (протокольное мероприятие). Я был с женой, а он – один. Поговорили о том, о сем… Потом разговор коснулся нашумевшей истории недавнего развода  одного из руководителей  внешнеторговых объединений.  Петр Александрович высказался  по этому поводу определенно и однозначно, и мы с женой поняли, какое место в его жизни занимает его семья.

       В.:  Да его тепло, любовь и внимание к нам мы ощущали всю жизнь. Всеволод Иванович,  а как Вы относитесь к Техническим центрам, построенным  за рубежом?

       О.: Однозначно – положительно, польза от него большая! Представьте себе тяжелую технику типа экскаватора. Небольшая поломка – машина встала. Этот факт, особенно в капиталистических странах, сразу же раскучивается в прессе в  пропагандистских целях. Цель – опорочить производителя, утопить конкурентов,  нанести моральный урон СССР. В социалистических странах ситуация разворачивается не так драматично, но негативный осадок остается.

В Пловдиве был построен один из трех Технических центров в НРБ, который занимался обслуживанием тяжелой техники (среди прочей  номенклатуры).  Хочу еще раз подчеркнуть роль Н.Н.Смелякова, который «пробил» это непростое решение в Москве, добился принятия целой программы наступления на зарубежные рынки, сооружения техцентров в ряде социалистических и даже капиталистических стран. Результаты не замедлили сказаться – экспорт машинотехнической продукции  начал неуклонно расти.

Именно такая база дает возможность:

(1)  иметь  в стране на постоянной основе наших специалистов;
(2)  иметь нужный ассортимент и определенное количество запасных частей – в непосредственной близости от обслуживаемой техники;
(3)  быть в курсе дел – как и что происходит в стране, как меняется рынок, как ведет себя наша техника (в сравнении с конкурентами).

Поэтому я, конечно, высоко оцениваю это направление. Сам побывал в Техцентре в Пловдиве – современный, добротно построенный  и отлично функционирующий объект особой важности для советского экспорта.

*   *  *

Последняя фраза, которую Всеволод Иванович произнес, завершая  наш разговор: «Вам повезло, что у Вас такой Батя».

— «Это – точно. Очень повезло».

 Интервью взяла Г.П.Калинина, дочь П.А.Гритчина

12 июля 2012 года

 

Послесловие: К сожалению, через год, летом 2013 года Всеволода Ивановича Воронцова не стало.

 

*)  Наши с сестрой  детские воспоминания  свидетельствуют о том же: у нас был водитель-австриец, который относился к нам ласково, они с женой дарили нам маленькие памятные сувениры…. Как и сын В.И.Воронцова, мы учились в Австрии в  советской школе, т.е. провели там с родителями несколько лет.