О некоторых особенностях работы с социалистическими странами

Глава: О некоторых особенностях работы с социалистическими странами

Общеизвестно, что для нормального функционирования любого предприятия непременным является свойственная ему оптимальность размеров мощностей, — без чего немыслимо достижение требуемой рентабельности производства.

В век научно-технической революции, при ожесточенной конкуренции на мировых рынках и широком проведении рядом стран и группировок политики преференций, абсолютные величины этих показателей становятся все более значительными, во много раз превосходящими собственные потребности таких относительно небольших стран, какими являются, в частности, страны-члены СЭВ с населением в пределах 15 – 25 млн. человек. Сказанное относится в большей степени к предприятиям (которые все более стремятся создавать указанные страны), производящим различные машинотехнические изделия. Примерно три четверти производимой ими продукции необходимо экспортировать. К примеру, возьмем завод по производству тракторов типа «Беларусь»; оптимальная программа такого предприятия – не менее 60 тысяч тракторов в год. Потребность же в такого типа тракторах упомянутых выше стран – порядка 12 тысяч, т.е. в этом случае возникла бы необходимость экспорта тракторов в объеме около 80 % производства, если бы такой завод пожелала построить (а такое бывало!) одна из стран-членов СЭВ.

Именно эта черта – привязанность современных предприятий названных стран к внешне стабильным, надежным рынкам как по сбыту, так и по импорту необходимого производственного и энергетического сырья, материалов, многих узлов и агрегатов, — определят своеобразие отношений с друзьями.

Это, понятное нам, и в абсолютном большинстве случаев действительно оправданное стремление к наращиванию промышленного потенциала, сопровождается в практике работы, видимо. Временными осложнениями, поскольку отмеченная привязанность, зависимость от внешних рынков порождает, прежде всего, непроизвольное подключение огромной армии работников промышленности к функциям внешнеторговых организаций и работников.

Это явление, в основном, уже оформлено в ряде стран организационно и нашло яркое отражение в схемах построения системы МВТ, промышленности, внешнеторговых организаций (ВТО).

Сам по себе процесс приближения промышленности и деятельности внешнеторговых организаций, конечно, положительный и, в основе своей, импонирует нам (мы – за укрепление всесторонних связей с производством!), но, разумеется, до известной стадии своего развития, т.е.:

— пока оно ни в коей степени не затрагивает устои монополии внешней торговли;
— пока отмеченное участие является содействием. Свободным от нарушения общепринятых норм, обычаев, не говоря уже о пренебрежении обязательствами.

Будучи, возможно, и не в курсе дела, а потому чувствуя себя не связанным существующими двусторонними и многосторонними соглашениями, некоторые представители промышленности, участвуя в переговорах совместно с работниками МВТ или ВТО, привносят порой тенденции неправомерных требований и иждивенческих настроений. Наиболее заметно это проявляется, в частности, в вопросе ценообразования. Для примера можно назвать настоятельную попытку поставщика решить вопрос стимулирования сельскохозяйственного производства через цены на ее продукцию. Известно, что если на это пойти в двустороннем порядке (т.е. повысить цены), то это вызовет законное недовольство ряда других стран-членов СЭВ, являющихся также покупателями этих продуктов, поскольку в переговорах о ценах между ними уже непременно фигурировали бы условия (цены), достигнутые с Минвнешторгом. Данный пример лишний раз подтверждает недопустимость разобщенности, т.е. действий в обход СЭВ в решении ряда проблем.

В дискуссиях на эту тему (ценообразование) некоторые представители промышленности, абстрагируясь от имеющихся в рамках СЭВ договоренностей о базе контрактных цен во взаимной торговле, откровенно оперируют соображениями себестоимости и связанных с ними «не выгодно», «не представляет интереса» и т.п.

Таким образом, фактическое положение по изложенным вопросам, связанным с возникающими особенностями, приводит на деле к некоторой, очевидно также временной, несовместимости сложившихся годами структур ВТО и схем работы.

Данное рассуждение не является критикой сложного процесса поиска нужных форм и методов деятельности наших друзей, а констатацией положения и приводится она, чтобы еще раз напомнить о необходимости проявления с нашей стороны выдержки, еще большей гибкости, а, в необходимых случаях, и противодействий неправомерным шагам отдельных наших партнеров.

У нас тем и сильна, устойчива наша позиция, что руководствуемся мы глубоко искренними, добрыми пожеланиями развития связей в интересах обеих сторон. Нам чуждо желание обмана или намерение получить глобальный выигрыш, что дает основание чувствовать себя, спокойно, уверенно и вести дело принципиально, причем на различных уровнях. Только объективные, справедливые, взаимовыгодные позиции!

И это, естественно, должно быть строго на базе взаимности. В этом направлении следует воспитывать сотрудников Торгпредства, прикомандированных сотрудников ВХВО и промышленности. Одновременно надо тонко и с тактом, но принципиально доводить до сознания соответствующих партнеров это очень существенное и в экономическом, и в политическом смысле, положение во взаимоотношениях.

Практика убедительно подтверждает, что именно принципиальность представляет собой одно из надежнейших средств нашей борьбы с проявлением нездоровых, иждивенческих настроений у отдельных партнеров. Если строго и во всем основном проводится эта единственно правильная, хотя и сложная линия, то после возможной неудовлетворенности партнеров и необходимых затем разъяснений восстанавливается нормальная деловая, дружеская атмосфера.

Из материала П.А.ГРИТЧИНА «Некоторые вопросы организации работы советского загранаппарата», Москва, 1979 – 1981 г.г., с. 40 — 42